«Люби меня»: почему мы сходим с ума из-за внешности

    • 04
      Ноя

    «Люби меня»: почему мы сходим с ума из-за внешности


    apple
    Окс и Анжела, пластический хирург и его жена Рио-де-Жанейро, Бразилия© Zed Nelson /from the photographic project ‘Love Me’ (reproduced with permission)

    Совсем как Аманда Пит, я держусь подальше от филлеров и ботокса и в то же время переживаю из-за следов возраста – они подтачивают мою самооценку, которая всегда очень сильно зависела от внешности. Но почему? Неужели все мы и правда – жертвы заговора бьюти-индустрии, которая наживается на наших комплексах и страхе одиночества, неуспеха, старости?

    Фотопроект «Love me» известного фотографа Зеда Нельсона (Zed Nelson) помогает увидеть масштаб проблемы и предлагает свой ответ на этот вопрос. Нельсон  снимал своих героев по всему миру – от России до Мексики, от Европы до Ирана, от Южной Кореи до США.

    Это люди разного возраста, профессий, социальных слоев – здесь есть и победительницы конкурса красоты в южноамериканской тюрьме, и юные участницы конкурсов красоты в США. Накачанные бодибилдеры и анорексичные девушки, мужчины-модели с гладко выбритой грудью, и молодые женщины, прошедшие «пластику вагины». Те, кто идет на огромный риск и боль, чтобы удлинить ноги на пару сантиметров, и те, кто вновь и вновь подтягивает лицо, не в силах вынести вида собственного увядания.

    apple2
    Эльхам, 19 лет, с матерью, 55 лет, Тегеран, Иран. Ринопластика (изменение формы носа). По статистике, в Иране делают больше таких операций, чем в любой другой стране мира © Zed Nelson / from the photographic project ‘Love Me’ (reproduced with permission)

    Во вступительном слове Нельсон делится своими впечатлениями и выводами о фотопроекте.

    «Мы живем в обществе, которое превозносит красоту и поклоняется ей, в котором следы возраста, эстетически средняя внешность и полнота как будто стерты со страниц наших глянцевых журналов, рекламных плакатов и телеэкранов.

    …Современный идеал красоты – «белая западная внешность» — упаковывается и экспортируется по всему миру. Одновременно с ним растет популярность хирургических операций, предлагающих «озападнить» восточные глаза, и стандарт красоты становится все более однообразным, регламентированным. В Африке широко распространены средства, осветляющие кожу и выпрямляющие волосы. В Южной Америке  женщины делают операции, благодаря которым их лица становятся настолько кукольными, что вызывают ужас, а модели со светлыми волосами занимают почетные места на обложках большинства журналов.  В Японии растет заболеваемость анорексией, а в Китае, где конкурсы красоты когда-то были запрещены как «загрязняющие духовность», сегодня такие соревнования проводятся по всей стране.

    …Чем сильнее мы привыкаем ценить искусственное, тем больше богатеют индустрии. Нынешний стандарт красоты «кормит» индустрию моды, косметики, диет, медицины и развлечений, причем однообразие внешности становится частью растущей всемирной потребительской культуры.

    Но кто создает эту культуру? Как бы уверенно мы не кивали в сторону известных индустрий, мы не можем отрицать нашего собственного молчаливого, пусть и обусловленного культурной средой, участия. Нравится нам это или нет, нас судят и мы тоже судим — по внешности.  Возможно, мы так зациклены на том, как  выглядит наше собственное тело, потому что знаем, как инстинктивно, молниеносно и категорично мы сами выносим вердикт внешности окружающих.

    apple3
    Эндопротезы переносицы, позволяющие изменить размер носа. Пекин, Китай © Zed Nelson /from the photographic project ‘Love Me’ (reproduced with permission)

    Мы создали мир, в котором предусмотрены колоссальные социальные, психологические и экономические награды и наказания в зависимости от того, как мы выглядим. Может ли кто-нибудь из нас честно сказать: «Я не хочу быть привлекательным?». Разве мы все не хотим быть любимыми? Но не стали ли мы жертвой пропаганды, позволив убедить себя в том, что для того чтобы быть любимыми, нам нужны нос поменьше, грудь побольше, более упругая кожа, длинные ноги, подтянутый живот и вечно юный вид? Где предел всему этому?

    …По мере того как наши ролевые модели становятся все моложе и все дальше удаляются от реальности, растущий страх перед старением заставляет искать способы остановить время, порождая почти паталогическую зацикленность на внешности. Мы все чаще ставим наше чувство самоценности в зависимость от того, как выглядим, — психологические и эмоциональные последствия такого поведения превращают  жизнь в пытку. Единственное, что мы знаем наверняка, — это то, что наше тело в конце концов все равно предаст нас».

    На ту же тему:

    Оставить комментарий

    Поля обязательные для заполнения